Лагеря

Материал из
Перейти к: навигация, поиск

Что касается "официальности" смены, то мне кажется так:

  • Нет никаких ограничений, в сколько лагерей "официально" может поехать Унисон. Я не вижу никакого криминала в том, что члены отряда поехали в несколько лагерей; такое случалось уже много раз. Когда Юра был комиссаром, Унисон ездил в Университетский и Россонь одновременно, например.
  • Нет никаких ограничений по выпуску кирпичей и нашивок. Все бойцы/гости имеют право носить любые отрядные нашивки. Не вижу криминала в том, чтобы напечатать нашивок всем желающим. По-моему, нашивки придают крутости строевик и уверенности бойцу, строевку носящему, так что я не понимаю, какой в них вред.
  • Нет свободного доступа бойцов в лагеря — это решает комсостав (при условии согласия едущих, конечно).
  • Лагерь/лагеря на сезон определяются комсоставом. Если Юля знала и одобрила поездку, то по-моему всё вполне официально. Хотя назначить куратора и написать об этом на форуме, наверное, не помешало бы.

Напоследок, мне кажется, что если люди не хотят ехать в лагерь X, то нет смысла запрещать им ехать в другие лагеря. Отряд нельзя сплотить запретами. Я считаю, что задача Унисона в том, чтобы хорошие вожатые ездили в лагеря, делали детям и себе хорошо, а не в том, чтобы собирать как можно больше людей на "официальных" сменах.



Во-первых, мне кажется, что комсостав подходит к уставу чуть более формально, чем это можно было сделать (ниже поясню, что имею в виду). Но при этом комсостав имеет на это полное право, так как представляет интересы отряда. Так что тут всё гуд.

Во-вторых, на мой взгляд, ключевой является последняя фраза — комсостав не готов нести ответственность за бойца, чьё поведение непредсказуемо. Для меня это достаточный аргумент.

В-третьих, хотелось бы сказать пару слов о формальных причинах исключения из отряда. а) «Боец звонил директору лагеря и говорил, что Унисон хотел бы там поработать». По-моему, это не является нарушением; многие люди много раз так делали, и в целом это не наносило вреда авторитету отряда — я бы даже сказал, что в целом это полезно и для отряда, и для бойцов.

В этот раз, вероятно, вред был нанесён, но это скорее неудачное стечение обстоятельств (Университетский, директриса из Сказки, договоренности со Сказкой) — с Зеркальным, как я понимаю, никакой прооблемы вообще не было. То есть тут можно говорить о поспешности, необдуманности, недалёкости, но никак не о нарушении какой-то обязанности. Нанесение вреда, в данном случае, это побочный эффект.

б) «Боец поговорил с директором о расстановке». Если прошлый пункт еще можно притянуто трактовать, как нарушение, то здесь я вообще не вижу никаких нарушений. Вред авторитету отряда не нанесен, никаких прямых распоряжений комсостава/куратора (типа «не разговаривай с директором»), насколько я понимаю, не было. Выражать своё мнение, советовать, защищать свои интересы — неотъемлемое право каждого бойца. Никакой «субординации» (ЛОЛШТО?) в Уставе нет (и надеюсь, не будет) , но мне кажется, я знаю, кто привнес этот термин в отрядную жизнь…

в) «Боец-вожатый продолбал общелагерку, потому что затупил» — это случается со всеми, в каждую смену. Приводить это как аргумент за исключение — совсем уж перебор.

г) «Боец-вожатый капризничает и не хочет участвовать в вожатских выступлениях». Вообще-то никто не обязан участвовать в вожатских выступлениях. Тут можно формально говорить о распоряжении куратора («ты должен участвовать»), но на мой взгляд, это слишком тоталитарный подход. Формально верный, но фактически — крайне нехорошо строить отрядную работу на принуждении.

В-четвертых, наконец, расскажу условно «идеальный», с моей точки зрения, вариант развития событий и аргументации. После того, как комсостав понял, что иметь дело в бойцом ему не хочется, можно изложить на отрядном сборе следующую информацию — «Боец X неоднократно своими поступками подставлял комсостав (лагеря, медосмотр), плохо справляется с обязанностями вожатого и не хочет принимаь участия в вожатских номерах, требуя себе особых привелегий. Мы не хотим нести ответственность за такого бойца, поэтому настаиваем на его исключении. Давайте голосовать!»

Повторю, что это некий условно-идеальный вариант, но случившееся — тоже очень хорошо.


Ну если боец оказался убедительнее куратора, то возможно куратору стоит задуматься о собственной эффективности А если директор слушает непонятного хрена-с-горы, которого только что увидел, то вопрос — почему он это делает? Неужели комсостав не рассказал, что Унисон едет на смену под руководством куратора, и всё общение с вожатыми должно идти через куратора? Это не крутой поступок, но это опять же НЕ нарушение Устава. «Набрал 10 выговоров за то, что 10 раз говорил с директором о расстановке» — по-моему, звучит смешно.

Я понимаю, что это обидно и неприятно, когда ты считаешь, что ты босс, а кто-то другой перехватывает власть. Но если это происходит, то стоит, пожалуй, не искать виноватого в нарушении мифической субординации, а задуматься о том, где ты сам допустил ошибку, строя отношения с начальством.


У меня предложение, кстати, внутреннюю кухню смены обсуждать составом смены, а не на форуме. Я думаю, куратор, если посчитает нужным, в состоянии назначить сбор, на котором можно будет высказаться про голубцы, свечки на экваторе и тренера гребли (уверен, что это ключевой персонаж и главный злодей). Уверен, что это нелишне, учитывая сложившуюся ситуацию и определенное количество недопониманий.

Здесь же предлагаю обсуждать не детали, а ситуацию в целом, подход к решению и, например, то, какие уроки можно извлечь из неё. Кто против, тот мой личный враг.


На смене произошла серия неприятных событий. Куратор с ней не разобрался. Это опять же нормально — никто не ждет от куратора безупречности, идеальности и решения всех проблем одним мановением галстука. Вопрос в другом: вынес ли куратор для себя какой-то урок, есть ли какой-то опыт, которым можно было бы поделиться с другими (будущими) кураторами, чтобы уменьшить риск повторения аналогичной ситуации?


Мне кажется, в твоих рассуждениях есть один неучтенный момент: если директор консервативный, то он ведь по идее должен предпочесть меньше изменений (тот же СПО с новым командиром), чем больше изменений (новый СПО или набор вожатых без СПО). То есть отказ от Унисона для директора должен приводить к тому, что он набирает 15-30 новых вожатых, в то время как в Унисоне какая-то часть людей приедет с прошлого года. Естественно, возможны ситуации, когда несовместимость директора и командира настолько высока, что директор предпочтет отказаться от отряда, лишь бы не видеть нового командира, но я не думаю, что вероятность подобных событий велика. В общем, в твоих рассуждениях мне непонятна логика, которой руководствуется директор.

Кроме человеческого фактора (несовместимость с начальством лагеря) может еще случиться и так, что подходящего долговременного лагеря просто не существует (или он существует, но мы его еще не нашли): если множества всех лагерей ЛенОбласти исключить тех, кто в принципе не будет работать с Унисоном (потому что у них свои вожатые уже есть, потому что они не хотят брать никакой СПО, потому что они не могут взять 17-летних, а для нас это критично, потому что им нужно знать точное количество вожатых на всех сменах к 1 марта, потому что им нужно слишком много или слишком мало вожатых и т.п.) и исключить тех, с которыми Унисон не хотел бы работать (потому что они далеко, потому что там отвратительная материальная база, потому что там слишком много сложных детей, с которыми должны работать профессионалы-педагоги, а не студенты-математики и т.д.), то останется очень мало лагерей. И в этих лагерях тоже не всё будет идеально: в одном конфликты с начальством (некритичные, но неприятные), в другом скучная план-сетка, в третьем еще что-то, что позволяет в принципе работать, но многим бойцам в итоге некомфортно. При этом многие из этих вещей заранее (не поработав в лагере) узнать нельзя. То есть Унисон едет в лагерь, а в конце лета понимает, что этот лагерь не подойдет в качестве постоянного.



Это, конечно, мой личный опыт, но из нескольких сотен вожатых, которых я видел за свою жизнь, «местными» были буквально единицы. Если директорам удобнее нанимать местных, то почему их так мало работает в лагерях?

Мне кажется, что с местными обычно есть несколько проблем:

  • не так уж много людей нужного возраста
  • у многих уже есть какая-то работа, которую они не станут бросать из-за временной работы на лето (даже если работа на лето лучше по всем параметрам, есть риск после лета не найти новую постоянную работу)
  • им сложно взаимодействовать с детьми из города из-за культурных различий: они (почти) ничего не знают про интернет, мемы, современную медиа-культуру и т.п.
  • предположу, что проживание в замкнутом коллективе (посёлок рядом с лагерем в сотне километров от СПб) не способствует развитию коммуникативных и педагогических навыков

Я, разумеется, сильно обобщил и упростил: уверен, что среди «местных» есть куча замечательных людей и всё такое. Но замечательные люди, как правило, уже заняты замечательным делом. А те, кто согласен поехать в лагерь, как правило, не такие уж замечательные.