Работа с детьми

Материал из
Перейти к: навигация, поиск

Я не считаю, что вещи делятся только на «зло» и «добро». Какие-то явления могут быть и вне этих двух категорий. Мне совершенно неочевидно, что асоциальность хуже, чем социальность. Социальность может быть гораздо лучше для тебя, но неприятна для кого-то другого. Бывают интраверты и экстраверты, у людей бывает разный темперамент и разные интересы. У ребенка может быть с десяток причин, из-за которых он будет счастливее сидя ВК на телефоне, чем участвуя в твоем мероприятии или общаясь с другими детьми. С точки зрения ребенка вполне может оказаться, что «мероприятия и выступления — зло». Я вполне допускаю, что иногда дети (и взрослые тоже) уделяют внимание телефону потому, что им страшно или некомфортно делать что-то другое (играть/общаться) — в таком случае «поиграть-позалипать вк» это их защита от стресса. Мне кажется странным называть защиту от стресса злом. В подобной ситуации я бы ожидал от педагога фокусировке на причине стресса, а не на защитной реакции. Подчеркиваю, асоциальность иногда может быть защитной реакцией, но иногда это просто часть личности.

В общем, я могу понять, что вожатому хочется, чтобы дети проявляли интерес к его деятельности, но совершенно не факт, что детям эта деятельность интересна или приятна. Асоциальные люди, проводящие по 20 часов в сутки с телефоном могут быть счастливее тебя, хотя тебе их образ жизни кажется чудовищно убогим, и ты бы сама повесилась на третий день на их месте. Если ребенку хочется сидеть в телефоне, ему можно предложить альтернативные занятия, создать комфортную атмосферу, в которой он мог бы заняться чем-нибудь другим на случай, если он этого хочет, но если ребенок не заинтересовался ничем другим, то мне кажется вполне нормальным принять для себя факт, что ему твои занятия неинтересны, у него свои ценности и своё счастье.

Фраза «поиграть-позалипать ВК — зло» совершенно не увязывается у меня с позицией, в которой у ребенка есть выбор, и вожатый уважает любой из вариантов, который ребенок выберет.



Во-первых, мне кажется, есть разница между «не хотел идти на мероприятия» и «не хотел участвовать в мероприятии». В первом случае ребенка, скорее всего, нельзя оставить одного или с другим вожатым (потому что тогда на весь остальной отряд будет на одного вожатого меньше) — то есть ходить куда-то с отрядом это не столько вопрос интереса, сколько вопрос необходимости следовать режиму лагеря (= находиться под присмотром взрослых). Конечно, если бы у меня оставался воспитатель в корпусе (и он был бы не против посидеть с 1-2 детьми), то я бы не видел проблемы в том, чтобы оставить ребенка в корпусе. Сложность тут в том, как отличить тех, кто действительно не хочет идти и имеет разумную причину для этого (уже видел это мероприятие, объективно устал и т.п.), от тех, кто захочет остаться в корпусе «за компанию» и потому что это «против правил». Хорошего решения для последнего вопроса я не знаю, и если полагаться на свою интуицию, то можно получить кучу обиженных. В случае же, когда ребенок не хочет участвовать в мероприятии, я не вижу проблемы. Я даже не уверен, что в этом случае надо создавать какую-то особую атмосферу для этого ребенка (помимо общей атмосферы, которую ты создаешь для всего отряда). Ну не хочет и не хочет. Опять же, если мероприятие это какая-нибудь общелагерная игра по станциям, где весь отряд должен бегать с вожатыми туда-сюда, то даже если ребенок не хочет участвовать, ему придется бегать со всеми, потому что режим лагеря (см. выше).

Но вообще я понимаю основную тему дискуссии несколько иначе. Я говорил не только и не столько о неучастии ребенка в мероприятиях, потому что он «не хочет», сколько о ситуации, когда ребенок предпочитает телефон или игровую приставку социальным взаимодействиям (в том числе мероприятиям, но еще и просто общению). Как я уже сказал, здесь может быть (как минимум) две причины — либо электроника ему действительно интереснее, чем социальщина; либо социальщина для него слишком сложна/опасна, поэтому он выбирает электронику, но предпочел бы общаться.

Пока писал прошлый абзац, я подумал, что возможно существует предвзятое отношение к электронике. Представь, что у тебя в отряде есть ребенок, который очень любит рисовать. И много рисует — плакаты, отрядный уголок и т.п. Мне кажется, многие вожатые (да и взрослые в целом) считали бы, что у ребенка есть увлечение и это хорошо. А если бы ребенок столько же времени проводил с телефоном, те же люди считали бы, что он мало асоциален, интернет-зависим и т.п. Я в лагерях встречал детей, которые дико угорают по рисованию или каким-нибудь кружкам, например, и практически всё время занимаются своим любимым делом, и педсостав этому рад. Я и сам несколько лет назад считал, что рисующий ребенок — это всегда хорошо; а сейчас вот думаю, что это ведь тоже может быть способ избегать общения.

Как понять, почему ребенок делает выбор в пользу электроники? В общем случае, никак. Бывают очевидные случаи, когда скажем ребенок приезжает в отряд и пытается общаться, но в отряде его начинают чморить, и он замыкается в телефоне, но в большинстве случаев, мне кажется, разобраться в истинных причинах тебе/мне/любому не под силу. По крайней мере не в формате трехнедельной смены, и не когда у тебя есть 25 детей и куча своих стрессов связаных с работой вожатого.

Наконец, пол-экрана спустя, я вплотную подошел к ответу на вопрос, который ты задал   — как создать комфортную атмосферу. Я думаю, что самое главное, что ты можешь сделать — это не считать ребенка неправильным, нездоровым, асоциальным (в смысле ненормальным). Если ребенок как-то себя ведет (сидит в телефоне, или, например, не слушается, или например, ругается матом), у него всегда есть внутренняя причина быть таким и хорошо бы отнестись к этому факту с искренним уважением. По своему опыту скажу, что мне было это довольно непросто, и началось далекооооо не сразу. Главная сложность — это уважать те причины, мотивы и ценности, которых нет у тебя самого. Например, лично я не чувствителен к отсутствию похвалы: у меня есть внутренние ресурсы, чтобы похвалить себя самого, если я сделал что-то крутое. И мне очень сложно отнестись с пониманием к людям (в частности к детям), которые расстраиваются и плачут, когда их не хвалят. То есть я (мозгом) понимаю причинно-следственную связь между «не похвалили» и «мне грустно и плохо», но так как я сам бы от такого никогда не грустил, чужая грусть по этому поводу мне всегда кажется очень надуманной и пустяковой. А другой человек может искренне страдать. Вот этот переход от [«это пустяк» и «общение — хорошо, электроника — плохо»] к [«если другой человек расстраивается, то для него это не пустяк» и «общение делает счастливым меня, а других может делать счастливым что-то другое, что мне не по душе»] был для меня очень сложным. В каждом отдельном случае надо прилагать сознательное усилие (хоть и небольшое), чтобы этот переход происходил.

Наверное, вот это уважение к чужому выбору, каким бы неверным он тебе не казался, часто называют принятие, но «принятие» мне всегда казалось каким-то слишком общим и абстрактным термином, без должного объяснения.

Так вот, это принятие, как мне кажется — уже 90% успеха. Когда принятия нет, ребенок будет чувствовать твоё неодобрение и твоё «давление» в сторону социальщины. Делать что-то под давлением обычно хочется гораздо меньше, чем естественным путем. В остальном же, я не знаю никаких особых секретов: думаю, достаточно спросить ребенка, что ему нравится, почему нравится, что он пробовал, и почему ему (не) понравилось. Может оказаться, что ему интересны только какие-то конкретные типы мероприятий (скажем, интеллектуалки), а остальное просто не по душе. Может оказаться, что он никогда не участвовал и ему просто страшно пробовать — можно обсудить с ним, в каких условиях ему было бы нестрашно. Предложить ему узнать правила заранее (чтобы он смог подготовиться), выбрать мероприятие самому из твоего списка, самому собрать себе команду и т.п. Это очень индивидуально и зависит от конкретных страхов ребенка. Если ребенок боится общаться с другими, потому что у него есть какой-то опыт неприятия (сверстники его часто обижают, смеются над ним, или он ним неинтересен) , то у меня нет хорошего рецепта. Я сомневаюсь, что я смогу решить такую проблему, она обычно большая и глубоко сидящая, на решение могут уйти месяцы работы профессионала. Попытки вовлечь его в такое общение могут сделать только хуже, если его опять не примут.

В остальном нет никакой особой специфики, хорошо бы следить, чтобы дети друг друга не дразнили и не обижали, давали высказаться тем, кто хочет и т.д. и т.п. Поддерживать какую-то общую «здоровую атмосферу» в отряде.


Второй твой вопрос на счет выведения из зоны комфорта, тоже очень интересный.

Во-первых, «сплотить отряд» мне кажется очень обманчивой целью. Это звучит больше как вожатская ачивка, к которой люди стремятся, потому что им так сказали на школах, чем как то, что реально нужно детям. Я видел очень счастливых детей в несплоченных отрядах и наоборот. Поэтому я бы задался вопросом, в чем «самоочевидность» сплочения.

«Развить личность ребенка» — звучит как благая цель, но откуда тебе знать, что ребенку нужно именно такое развитие, которое ты предлагаешь? В своем вопросе ты исходишь из того, что знаешь, что лучше для него, хотя в реальности ты знаешь только, что ты бы сам предпочел, будучи ребенком.

Выводить из зоны комфорта можно с согласия ребенка или без его согласия.

Если делать это без его согласия, то я бы назвал это насилием над личностью. Это примерно как бросить ребенка в бассейн, чтобы он научился плавать, из-за страха утонуть. Хотел бы ты научиться плавать таким образом? Сохранил бы потом приятные воспоминания об этом? Хотел бы ты, чтобы твоих детей так учили плавать? Стал бы ты сам бросать чужого ребенка в бассейн? Для меня ситуация аналогична выведению из зоны комфорта против его воли. Существует мнение, что часто дети «в итоге оказываются благодарны» взрослым/вожатым, которые чему-то их научили подобным образом. Я думаю, что часто это может оказаться проявлением Стокгольмского синдрома, а не искренней благодарности. Не говоря о том, что в некоторых случаях это может оказаться очень-очень серьезной психологической травмой.

Другое дело, когда ребенок хочет чего-то, но у него не хватает смелости/силы на изменения, и ты предлагаешь свою помощь, при этом предупреждая его, что в начале будет неприятно или тяжело, но ты будешь рядом и поможешь. И самое важное — ребенок на это соглашается. Рассмотрим ту же ситуацию с бассейном: ребенок хочет научиться плавать, но сам очень боится заходить в воду, ты предлагаешь вариант, в котором ты его бросаешь в воду, но при этом ты находишься рядом и обещаешь вытащить его из воды, как только он попросит; ребенок соглашается. Здесь ты тоже выводишь ребенка из зоны комфорта, но происходит это совершенно иначе, чем в первом случае.

Итого, если ты оказываешься в ситуации, когда тебе кажется очевидным как-то благо для ребенка, а ребенок этого блага не хочет или слишком боится (и у тебя не получается его убедить попробовать), то я бы лично не стал ничего делать и не советовал бы другим, потому что во-первых, ты можешь ошибаться в том, что есть благо и навредить, а во-вторых, потому что такое действие было бы насилием, которое я считаю недопустимым.